Авторы

Экс-президент Валдис Затлерс.
© BaltNews.lv

Во время советской оккупации унижали латышский язык, а Затлерс напрасно распускал Сейм. Обзор СМИ

На минувшей неделе латышские СМИ писали об исторических событиях прошлого века, сопоставляя их с тем, что происходит в Латвии сейчас, а также о предполагаемом случае вандализма в Резекне; о причинах и следствиях намечающегося реформирования русских школ.

Из-за нелатышскости и Клинтона исчезли каски: «Latvijas Avīze» считает солдат по шапкам

Виестур Приеде пишет на портале газеты Latvijas Avīze — LA.lv, что 11 ноября — в День Лачплесиса, когда чествуют Вооружённые силы Латвии, а также 18 ноября — в День провозглашения Латвийской Республики неотъемлемым элементом военных парадов и праздничных мероприятий является одетая в историческую форму Рота почётного караула Штабного батальона Национальных вооружённых сил.

«Особым акцентом этой исторической формы является головной убор, который при параде носят также и офицеры современной Латвийской армии», — пишет он, объясняя попутно, какие перипетии происходили с парадным головным убором латвийских военных.

Время от времени, в том числе и со стороны читателей газеты, звучит мнение, что нынешний парадный головной убор латвийских военных «непрактичен» и «устарел».

«Однако, это наша история», — пишет автор.

Он также рассказывает, что о немецких касках почётного караула, выставленного возле рижского памятника Свободы, руководство Министерства обороны Латвии вспомнило в 1993 году. И в этих аутентичных касках солдаты почётного караула возле памятника стояли до лета 1994 года, пока в Ригу не явился президент США Билл Клинтон.

По словам Приеде, американцы перед этим намекнули, что почетный караул в немецких касках создаёт неудобную ассоциацию с армией гитлеровской Германии.

«Из-за Клинтона довоенные каски исчезли из арсенала почётного караула, заменившись на офицерские парадные головные уборы, вновь появившиеся в 1997 году», — заканчивает он своё повествование.

Уроки Октября

Бен Латковскис в газете Neatkarīga Rita Avize отмечает, что совершенно тихо наступило столетие Великой Октябрьской социалистической революции. «Как бы не оценивали этот социальный эксперимент, в мировой истории это было чрезвычайно важное событие, уроки которого нельзя забывать», — пишет он.

По мнению автора, за минувшие 100 лет, с точки зрения людей, мало что изменилось: «Мечты остались прежние: надо только всё старое, тормозящее прогресс убрать, и человечество дружно вступит в нирвану своего золотого века, где будет жить безбедно, как в Эдемском саду».

Однако, есть одно, но очень важное отличие от 1917 года — мы теперь знаем, чем могут обернуться фантазии социальных конструкторов. Но и в наше время, признает Латковскис, достаточно тех, кто обещает рай земной.

Он указывает, что Латвия в довольно лёгкой форме перенесла болезнь желания революционных перемен в 2011 году, когда президент Валдис Затлерс решил распустить Сейм, чтобы люди могли выбрать такой парламент, какой хотят они сами. Теперь мы видим, что ничего из этого не получилось.

«Мир, несомненно, меняется и развивается. Фантазиям социальных преобразований есть своё место как в университетах, так и в масс-медиа, и в политике, но опасно думать, что что-то можно изменить быстро и легко. Фундаментальные социальные перемены должны созревать медленно и основательно, чтобы общество органично принимало их как свои; в свою очередь революционные взрывы и прорывы принесут только страдания и разочарования. Неудачный опыт Октябрьской революции должен послужить нам уроком неоспоримости этой истины», — заключает автор.

«До чего мы дошли!». В Резекне повалили памятник политрепрессированным

Портал LA.lv сообщает, что в прошлые выходные в Резекне был повален или сам опрокинулся памятник политрепрессированным.

«До чего мы дошли! Уже 27 лет мы свободны, и никто никогда ничего не трогал, а теперь вот такие вещи происходят», — сказал порталу глава Резекненского клуба политрепрессированных Антон Лудборжс, считающий, что памятник был повален, так как сам по себе опрокинуться не мог.

Он указал, что этот памятник устанаовлен в окрестностях железнодорожной станции, с которой репрессированных отправляли в ссылку, и что неподалёку находится развлекательный центр.

В свою очередь мэр города Александр Барташевич сообщил порталу, что дал указание к 11 ноября привести памятник в порядок. По его мнению, в случившемся могут быть виновны подростки, потому что и в других местах Резекне тоже отмечены подобные происшествия.

Государственная полиция начала уголовный процесс по факту случившегося.

Ноябрь. Тогда и теперь

Роман Мельник на портале Diena.lv обратился к теме другого юбилея — предстоящего в следующем году 100-летия Латвийской Республики, признавая, что в нынешней политической жизни давно уже не заметно тех идеалов, во имя которых создавалось государство.

«Причин, по которым не всё в жизни страны получилось так, как хотелось бы, довольно много. Как исторических, так и просто человеческих. В том числе из того, что в наши дни больше всего тревожит умы политиков и за что они готовы копья ломать, ясно видно, что в смысле политической культуры никуда далеко от первого Сейма 90-х годов прошлого века мы не ушли», — пишет он.

По мнению автора, у политиков по-прежнему на первом плане стоит забота о себе, о своём благополучии, что откровенно выражается в настойчивых требованиях увеличить государственное финансирование партий. Кроме того, не утратила своей актуальности поговорка «где три латыша, там пять партий».

«Что от этого народу, избирателям? Лишь ещё большее недоверие к стоящим у власти в том, что страну можно вести в правильном, желательном для всех направлении, — пишет он. — Потому что в политической жизни давно уже не заметно тех идеалов, во имя которых было основано государство, во имя которых многие отдали свои жизни и 30 лет назад выступили за восстановление независимости. Прежний идеализм сменился прагматичным эгоцентризмом», — констатирует Мельник.

Он выступает категорически против увеличения финансирования партий государством: «Пусть они сначала покажут, что способны повернуться лицом к народу не только в те два предвыборных месяца раз в четыре года; пусть приходят с идеями и соревнуются в том, как строить наше государство; чтобы они засвидетельствовали себя делами бескорыстно, с таким осознанием миссии, какое, думается, было у основателей и защитников государства, а уже затем мы оценим, заслужили ли они быть оплачиваемыми. Авансов и так уже много выдано».

Языковая травма

Санита Уплея на портале LA.lv делится своими размышлениями по поводу владения живущими в Латвии нелатышами государственным языком.

Поймав себя на том, что обрадовалась тому, что живущая здесь уже несколько лет бразилиянка почти без ошибок говорит по-латышски, автор припомнила, что во время работы за границей никто не выражал радости по поводу того, что она владеет местным языком, так как это воспринималось как само собой разумеющееся.

Задавшись вопросом — почему латыши относятся к этому по-иному, автор пришла к выводу, что причиной является языковая травма: «Под языковой травмой я подразумеваю то, что фактически уже веками, если не считать нескольких десятилетий «свободного государства», нас унижали именно из-за нашего языка. То есть, ещё в то время, когда местные власти придержащие даже не считали латышей за народ, а просто за сорт крестьян, это деление по-сути означало то, что «проклятьем» латыша является его язык».

По её мнению, язык стал определением «качества» человека. Например, когда нынешняя Латвия являлась частью Российской империи, «переход в русское православие, принятие русских имён и фамилий или переход на русский язык были способом, как в жизни подняться вверх».

Таким образом, пишет Уплея, у латышей возник комплекс неполноценности на языковой почве: «Поэтому тогда, когда действительно человек какой-нибудь иной национальности выучивает наш язык, мы каждому такому радуемся от всего сердца как маленькие дети и как будто сами не можем поверить, что наш язык действительно того стоит, чтобы ему научиться».

Отметив, что начавшаяся в царское время русификация продолжилась после окончания Второй мировой войны и русский язык стал всё глубже проникать в делопроизводство, науку, промышленность, автор выражает мнение, что это «убедило большую часть латышей активно участвовать в борьбе за свободу народа и восстановление независимости государства, потому что не все напрямую пострадали от репрессий советской оккупационной власти. Однако несомненно, что каждый латыш во время советской оккупации столкнулся с унижением его родного языка и, таким образом, в большей или меньшей мере, его собственной человеческой сути. Тоталитарный режим глубоко ранил многих навязыванием чужого языка».

Родители русских детей: «Здесь надо, чтобы мы знали своё место, а не латышский язык»

Виктор Авотиньш на портале газеты Neatkarīga Rita Avize — nra.lv опубликовал результаты беседы с родителями русских детей по поводу намечающегося перевода русских школ полностью на латышский язык обучения, попросив ответить на два вопроса: что вы думаете о реформе содержания образования и как расцениваете намерение перейти в школах на обучение только на государственном языке?

Научный руководитель педагогического центра «Эксперимент» Бронислав Зельцерман: «Да, это две совершенно разные вещи. Первая — реформа содержания обучения (а не образования). Вторая — «реформа» школ, в которых обучение ведётся на русском языке. Однако СМИ постоянно склеивают их вместе, нанизывают одно на другое. Я вижу систему как в первом, так и во втором, но не вижу реформы. Я пока что представить себе не могу, что понимают в реформе содержания обучения родители. Потому что там написаны лозунги. И, если брать глубже, то за этими лозунгами серьёзных изменений содержания обучения нет».

Многодетная мама Надежда Лосева, в свою очередь, предположила, что учителя не выходят на акции протеста потому, что их запугивают. Она также указала на низкое качество учебников на латышском языке.

 

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ

Загрузка...