ЛАТВИЯ

Модная одежда.
© ilpost.it

Wall Street Journal выслеживает зомби в Европе

Речь, конечно, идет не о мертвецах, которыми доверчивых зрителей пугают фильмы-ужасы, пишет Сергей Мануков на "Expert Online". Компаниями-зомби стали называть те, что накопили хронические долги.

Однако, несмотря на броское название, лишающее компании-должники всякого сочувствия, в действительности оно лишь скрывает проблему баланса между необходимой помощью бизнесу в трудные годы и рыночными стимулами к эффективности, пишет автор "Expert Online".

Взять, к примеру, итальянского изготовителя одежды Stefanel SpA, который славится своими вязаными пальто и кардиганами. А среди экономистов, инвесторов и банкиров он известен именно как компания-зомби. Конечно, такая дефиниция не удивительна, потому что 9 из последних 10 лет компания работала с убытками и реструктурировала свои долги не меньше 6 раз.

Таких компаний, как Stefanel, в Европе сотни, пишет Wall Street Journal. Особенно много их на юге континента. На плаву им позволяют оставаться щедрые банки и инвесторы, но такое искусственное поддержание жизни убыточных бизнесов, которое, считает издание, сильно вредит «здоровым» компаниям и замедляет восстановление континента после кризиса.

По мнению WSJ, компании-зомби являются побочным эффектом политики «легких» денег, которую не один год проводил ЕЦБ для поддержки кредитования и роста экономики. С либеральной точки зрения, зомби связывают банковский капитал, который мог бы быть направлен другим адресатам. По данным ОЭСР, в 2008-13 гг. только в Испании и Италии они «съели» почти 10 млрд евро, которые могли бы помочь развиваться нормальным компаниям. Правда, при этом не учитывается, сколько рабочих мест и промышленного потенциала помогли сберечь эти инвестиции. Из-за океана, откуда и пришел 10 лет назад финансовый кризис, легко критиковать европейские институты и фирмы. Однако в самих США о завершении количественного смягчения (QЕ2) объявлено только в октябре 2017 года.

«Зомбификация корпоративного сектора и банков является сильным риском для уровня жизни в будущем»,- считает и Клаас Нот, член правления ЕЦБ и директор Центробанка Нидерландов.

Bank for International Settlements относит к компаниям-зомби те фирмы, акции которых публично торгуются на фондовых биржах как минимум 10 лет, но выплаты процентов по кредитам превышают их доходы. Конечно, другие финансовые компании могут определять зомби иначе, но суть понятна и без таких деталей.

Некоторые эксперты говорят об эпидемии зомби в Европе. По данным Financial Times, к этой категории можно отнести каждую десятую компанию в шести странах еврозоны, включая Францию, Испанию и Италию, является зомби. Десять лет назад, в 2007 году, их было почти вдвое меньше — 5,5%.

В Италии и Испании количество компаний-зомби после 2007 года утроилось, утверждает ОЭСР. При этом на предприятиях зомби в Италии работает 10% всех рабочих страны. В 2013 году они «проглотили» почти 20% всех инвестиций в итальянскую экономику. Сейчас, вероятно, это цифра еще выше, но 2013 год — последний, по которому имеется соответствующая статистика.

В конце октября ЕЦБ объявил о продлении программы количественного смягчения как минимум до сентября 2018 года. Что же касается увеличения процентной ставки, то оно отодвигается как минимум до 2019 года. Один из противников этого решения — президент немецкого Bundesbank Йенс Вейдманн, заявил, что наряду со стабилизацией банков на юге Европы и стимулирования кредитования QE помогает держаться на плаву компаниям зомби.

Многие экономисты считают, что компании зомби в числе прочего виноваты и в снижении производительности труда в Европе в последние годы. К примеру, производство цемента в Италии достигло максимума в 47 млн тонн в 2007 году, после чего сократилось на 60%. Тем не менее, по состоянию на конец прошлого года на Апеннинах продолжали работать, по данным Ассоциации производителей цемента Италии, 24 цементных компании. В 2007 году их было 29. Т.е. за 10 лет при падении производства на 60% закрылось лишь 20% производителей.

С другой стороны, это можно объяснить положительным эффектом проводимой промышленной политики. Когда начнется рост в строительном секторе, у промышленность Италии сможет задействовать резервные мощности. В ином случае рынок заняли бы производители из других стран, где о них лучше позаботились или сохраняется лучшая конъюнктура.

В Германии ярким примером компании зомби называют транспортную (судоходство) компанию из Гамбурга Norddeutsche Vermoegen Holding GmbH & Co. KG, которая в 2010-15 гг. понесла убытки в размере 1,1 млрд долларов. Ее долг в 2007-10 гг. вырос в четыре раза и превысил 2 млрд долларов, что в 9 раз превышает ее доходы. Достаточно сказать, что Norddeutsche Vermoegen до сих пор не опубликовала результаты деятельности за 2016 год. Несмотря на все это компания получила в прошлом году от немецкого банка Nordbank, кстати, до последнего времени крупнейшего в мире кредитного банка в транспортной отрасли, кредит в размере полумиллиарда евро.

Агентство Moody's недавно опубликовало неутешительную статистику. Пять крупнейших в Германии кредиторов в транспортной отрасли имели по состоянию на конец 2016 года примерно на 26 млрд долларов плохих кредитов. Это составляло 37% от всех их кредитов в транспортном секторе. В 2015 г. эта цифра была почти в полтора раза меньше — 28%.

Несмотря на то, что финансовый кризис сильно ударил по мировой торговле и транспортным компаниям в транспортном секторе Германии обанкротившиеся компании можно пересчитать по пальцам, т.е. среди них благодаря банкам много компаний зомби.

Итальянская экономика уже десять лет то выходит, то вновь сползает в рецессию. Около 15% кредитов и займов крупных итальянских банков можно считать просроченными. Это значит, что должник запаздывает с выплатой процентов как минимум на 90 дней. В еврозоне в целом просроченных кредитов и займов, по данным ЕЦБ, около 6%. Для сравнения: в США, по данным Всемирного банка, доля просроченных кредитов достигла максимума — 5% в самый разгар кризиса, после чего упала менее чем до 2%.

Некоторые итальянские банки начали решать проблему плохих кредитов. Они, например, объявили о планах продать в течение трех лет таких кредитов на миллиарды долларов. Аналитики в Morgan Stanley подсчитали, что для того, чтобы итальянским банкам сравняться со среднеевропейским показателем по плохим кредитам, понадобится 10 лет.

Любопытно, что одним из кредиторов Stefanel был банк Banca Monte dei Paschi di Siena, в котором плохие кредиты в 2016 году достигли почти 58 млрд долларов и который итальянское правительство было вынуждено национализировать в начале этого года.

Конечно, попытки как-то решить проблему компаний зомби в Европе делаются, но Старый Свет в этом плане очень сильно отстает от Нового, замечает WSJ. Экономисты предупреждают, что некоторые из последних мер, направленных на то, чтобы поощрять реструктуризацию долгов, вместо того, чтобы помогать европейским компаниям выходить из кризиса, как, естественно, планируют финансовые власти, будут множить число зомби.

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ

Загрузка...