Сюжеты

Темнокожая женщина.
© ria.ru

Неспортивные рекорды: Россия может столкнуться с наплывом африканских секс-рабынь во время ЧМ по футболу-2018

Чемпионат мира по футболу-2018 может спровоцировать приток в Россию секс-работниц из Африки, заявили в движении «Альтернатива». По словам активистов организации, занимающейся освобождением людей из рабства, этому поспособствует схема упрощённого получения права въезда в страну в дни ЧМ: иностранцу достаточно будет купить билет на матч, пишет RT.

Чемпионат мира по футболу-2018 может спровоцировать массовый приток в Россию секс-работниц из Африки, заявили RT в движении «Альтернатива».

По словам активистов организации, которая занимается освобождением людей из рабства, этому будет способствовать и схема упрощённого получения права въезда в страну в дни ЧМ: иностранцу достаточно будет лишь купить билет на футбольный матч.

В обычное же время трафикеры (торговцы людьми, которые держат африканок в сексуальном рабстве) ввозят их при помощи фальшивых студенческих виз. RT поговорил с одной из девушек, освобождённой волонтёрами движения «Альтернатива», и выяснил, как работает бизнес по вовлечению в проституцию.

В конце января активисты движения «Альтернатива» вызволили из сексуального рабства девушку из Нигерии. Африканка была измучена и подавленна: к тому моменту она уже несколько лет фактически являлась заложницей своих хозяев. RT встретился с 30-летней Джои после заседания Басманного суда, где решался вопрос о её депортации на родину.

«Выгодное» предложение

В Москву Джои попала четыре года назад из нигерийского города Бенин-Сити. В Нигерии она работала уборщицей, но однажды ей предложили поехать учиться в Санкт-Петербург. Джои, по её словам, решила, что это хорошая перспектива, и согласилась. В Нигерии у бабушки ей пришлось оставить шестилетнего ребёнка — мужа у неё нет.

Вскоре Джои прилетела в Москву. В аэропорту её встретили и повезли в город. Уже по дороге из аэропорта у неё отобрали документы и предупредили, что она должна заплатить за то, что её сюда привезли. Сумма долга составила $45 тысяч.

Девушке сказали, что отработать неподъёмную для её семьи сумму она сможет в качестве проститутки.

Новый владелец Джои сам оказался нигерийцем, получившим российское гражданство. Девушка сказала, что его зовут Осабаку Францис Самой. Он поселил Джои в небольшой квартире в Беляево, где помимо неё жили ещё три девушки из Бенин-Сити.

Положение Джои было незавидным. Новые хозяева постоянно угрожали расправой над ней и её семьёй. Она часто вступала с ними в драку. Её били. Она никуда не могла самостоятельно выйти. Ежедневно приходилось обслуживать до десяти мужчин.

За 4 года работы проституткой она смогла выплатить трафикерам только $31 тысячу.

С родственниками она общалась по сети. Они ничем не могли помочь: у семьи просто не было денег.

В какой-то момент Джои поняла, что больше не в силах продолжать так жить. Активисты движения «Альтернатива» помогли ей убежать от своих хозяев. Освобождение Джои было спокойным, без полицейских штурмов — она попросилась у хозяев выйти покурить на лестничную площадку, и активисты «Альтернативы» сразу увезли её.

Дальше последовали поездки в посольство и суды. Конечно, Джои не досталось ни копейки из того, что она заработала для трафикеров.

Девушка очень устала и мечтает поскорее попасть домой. Говорит, что, вернувшись в Нигерию, она хочет начать новую жизнь.

«Не надо выдавать визы девушкам из Африки. Не было бы визы — не было бы и всей этой истории. В Нигерии я всем буду рассказывать о том, что со мной произошло», — с горечью говорит Джои.

Счёт на тысячи

Ежегодно в Россию под разными предлогами привозят тысячи девушек, насильно вовлекаемых в проституцию. О том, как работают трафикеры, RT рассказала пресс-секретарь «Альтернативы» Юлия Силуянова.

«Мы имеем дело с организованным преступным бизнесом, где в единой связке работают наркоторговцы и трафикеры. Трафикинг является более безопасным бизнесом, чем наркоторговля: здесь гораздо сложней доказать виновность. Среди работорговцев и наркокартелей даже существует бартер — люди в обмен на наркотики и наоборот», — рассказывает Юлия.

По словам Юлии, схема трафикеров очень проста: девушек (преимущественно из Нигерии) привозят в Россию по студенческим визам. Такие документы стоят около $2 тысяч и оформляются трафикерами в российских вузах. Некоторые девушки знают, чем им придётся заниматься, других завлекают обманом, обещая учёбу и хорошую работу.

По статистике «Альтернативы», первое место по выдаче подобных виз африканкам среди российских вузов занимает курский Юго-Западный университет (около 15% от трафика). Из московских учебных заведений представители движения отметили МИИТ. За год в России выдаётся около 5 тысяч студенческих виз для граждан Нигерии.

Когда девушка оказывается в России, у неё отбирают документы и деньги, при этом могут применить насилие. Сломленной, лишённой какой бы то ни было поддержки и помощи, ей приходится соглашаться на условия новых хозяев и работать проституткой до тех пор, пока не выплатит требуемую сумму.

На интим-сайтах стоимость часа досуга с чернокожей девушкой составляет в среднем 5 тысяч рублей, однако в уплату долга идёт лишь небольшая часть этой суммы, при этом самой девушке не достаётся ничего.

Жить и работать невольницам приходится в съёмных квартирах на окраинах Москвы — в основном, это юго-восток города. Присмотр за «феями» осуществляет «мадам» — из бывших проституток, сумевших выплатить трафикерам долг. Такая «мадам» к девушкам никакого сочувствия не испытывает, несмотря на то, что в недавнем прошлом сама была на их месте.

«С того момента как проститутка становится «мадам», она уже сама начинает получать процент с тех девушек, которых сможет привести в этот бизнес. Звонят подругам, знакомым, даже родственникам. Для некоторых это единственный социальный лифт — в самой Нигерии люди живут на $2 в день. Поэтому, к сожалению, возможность заработка для нищих и доверчивых девушек и начинает, и замыкает порочный круг сексуального рабства. А самое грустное, что порой в проституцию девушек вовлекает семья», — рассказывают активисты.

Юлия вспомнила случай, когда после освобождения одной из нигериек активистам «Альтернативы» удалось дозвониться до её отца.

Тот с трудом вспомнил о дочери: «Дочь — это которая? От той, что с рынка? Что, проститутка в России? А мне-то какое дело?»

Такую реакцию нельзя назвать неожиданной, поскольку в нищих районах Нигерии семьи, как правило, многодетные и практикуется многожёнство. Поэтому за детьми порой не следят, а девушек и вовсе могут отправить «на заработки».

Сила внушения

Даже после освобождения, находясь в безопасности, под присмотром волонтёров, девушки не всегда готовы рассказать о своих злоключениях. Они боятся, что их настигнет проклятие вуду: в культуре Африки укоренена вера в традиционные местные культы.

Этим фактом успешно пользуются трафикеры, которые перед отправкой девушек за границу проводят над ними колдовской обряд.

Наивной жертве внушают, что она должна произнести клятву о неразглашении, после которой любое упоминание о её хозяевах или их бизнесе в разговоре с посторонними приведёт к смерти самой девушки или кого-то из её близких.

«Всё это носит картинный характер, что-то вроде гипноза. Берут у девушки волосы, кровь, в полумраке под звуки бубна бросают вместе с разными травами и причудливыми ингредиентами в котёл. Заставляют девушку произнести клятву, что она будет молчать обо всём, что с ней случилось, — иначе духи вуду покарают её. Могут на разные фокусы пойти: подуют, например, на курицу, а птица возьми да и умри. Разумеется, девушка сразу начинает бояться.

Жрецы вуду, которые работают с трафикерами, к реально существующему культу в Африке отношения не имеют», — утверждает Юлия.

Иногда активистам приходится идти на не совсем обычные меры. Лидер и основатель «Альтернативы» Олег Мельников рассказал RT, что движению приходится «заниматься расколдовыванием».

«Ничего не боятся так, как этих проклятий вуду. Говорит тут одна: «Что хотите делайте, но я молчать буду, иначе семья моя вся умрёт». Приходится выкручиваться — купили бубен пластиковый, как-то потанцевали, что-то невнятное пропели. Сказали: всё, мол, расколдовали. Она поверила, начала рассказывать свою историю», — признаётся Олег.

ЧМ как подарок для трафикеров

Если сами девушки боятся колдунов, то активисты «Альтернативы» опасаются притока таких девушек в столицу во время ЧМ-2018 в России. Как объясняет Юлия Силуянова, причина таких опасений кроется в особенностях визового режима на время проведения спортивного мероприятия.

«На время ЧМ-2018 для получения визы на въезд нужно иметь лишь билеты на матч. Стоят они дешевле, чем студенческие визы. А самое главное — получаются они проще и быстрей: не нужно никаких анкет в посольстве заполнять. Также на них нет квот на выдачу на какую-то страну. Это просто подарок для трафикеров! А для нас — настоящий кошмар», — пояснила Юлия.

Опасения «Альтернативы» нельзя назвать безосновательными. По данным самого движения, во время Олимпиады в Сочи в 2014 году из 50 приглашений, высланных для спортивной сборной Нигерии, порядка 30 попали в руки трафикеров. Различные общественные движения, в том числе и околофутбольные, вроде Football against racism, стараются объединить свои усилия для борьбы с таким трафиком на время ЧМ-2018.

Один из активистов «Альтернативы» — Кенни, сам нигериец по происхождению. Как-то в терминале прилёта одного из московских аэропортов он увидел группу из шести чернокожих девушек в спортивных костюмах. Он спросил их о цели визита — они представились футболистками из Нигерии. Правда, о правилах игры и о том, что в футбольной команде 11 игроков, а не 6, девушки не знали.

Кенни попытался обратиться к таможенникам, но те ответили, что это не их дело: раз в документах девушек стоит штамп на въезд, значит, всё чисто.

Сюжеты

Загрузка...