Авторы

Политкорректор
© Baltnews

"Политкорректор": в Брюссель

О том, как прошла поездка на слушания "Политические преследования в Балтийских странах" в Европарламенте.

По приглашению Мирослава Митрофанова лечу в Брюссель на слушания "Политические преследования в Балтийских странах". В Европарламенте. Прохожу в Таллине таможенный контроль. Прошел. На выходе меня встречают… таможенники и сообщают, что я должен пройти таможенный контроль. Ведут в другой конец аэропорта. Досматривают там. Громкоговоритель просит какого-то Середенко срочно пройти на посадку.

Евродепутат Мирослав Митрофанов на Марше за русские школы в Риге, 15 сентября 2018
В нашем названии слово "русский", и этого достаточно, чтобы не открывать счет: Митрофанов о ситуации с госфинансированием РСЛ

– Закругляйтесь, – говорю, – или вам надо, чтобы я не улетел?

– Мы позвоним, чтобы рейс задержали.

Закончили, и выводят меня… в зал прилетов. Откуда через весь аэропорт снова на посадку. А там – снова таможенный контроль. "Таковы правила аэропорта".

Хет-трик. Так это, кажется, в футболе называется. Трижды прошел таможню с одним худеньким рюкзачком.

Мирослав уже после слушаний дал развернутое интервью, в котором раскрыл некоторые детали подготовки мероприятия, в частности, рассказал об отношении аппарата Европарламента к этим слушаниям:

"Были определенная настороженность и недоверие, и нужно было это преодолевать. Но у нас это не первый опыт. Русский европейский форум, который проходил в конце прошлого года, был встречен примерно с такими же эмоциями, и случались попытки его торпедирования.

Они нам не мешали, но мы чувствовали на себе пристальное внимание; до последнего старались не выдавать имена гостей, которые приедут, чтобы у властей не было возможности задержать людей, не пустить их на слушания. Потому что ни одна страна, в том числе балтийская, не заинтересована в выходе негативной информации о себе наружу".

Работа за компьютером
© CC0. unsplash
Митрофанов: борьба с влиянием русских СМИ – часть работы политической полиции

Мое имя выдавать не надо было: каждый раз после того, как на границе сканируют мой паспорт, начинается беготня и звонки куда-то. В лучшем случае просят постоять в сторонке, в худшем – ссаживают со словами "Этим рейсом Вы дальше не поедете".

Так вот, весь в мыле захожу в салон и вижу, что лечу одним рейсом с Яной Тоом, которая тоже заявлена на этих слушаниях. Назад, уже на следующий день, летел с ней же. Сообщаю об этом потому, что на слушаниях г-жа Тоом посидела, но выступать не стала – ее куда-то увел Вадим Полещук. И на ее ленте в Facebook с 19 по 22 февраля – 12 сообщений, но упоминания об этих слушаниях – нет. Комментировать это не возьмусь, просто напомню, что 3 марта в Эстонии – парламентские выборы…

Вообще, если хочешь встретить эстонского политика – лети в Брюссель. Потому как мне встретились Сийм Каллас, Тунне Келам и Тоомас Хендрик Ильвес. "Видел Аллу Пугачеву, Горбачева не встречал" (с).

Европарламент встретил нас с Гедрюсом Грабаускасом огромным плакатом… Олега Сенцова. Ну, а меры безопасности в Брюсселе везде такие, что подумал купить штаны на резинке – надоело вытаскивать ремень, а потом вставлять его обратно.

Пикет у посольства Литвы в Риге в защиту Альгирдаса Палецкиса, 14 января 2019
В Литве проводят тайные аресты сторонников России

И еще пару слов собственно о зданиях Европарламента, потому что это целый комплекс. Удивила какая-то показная экономность – никаких росписей, лепнины, ковров, хрустальных люстр и прочего. Один серый пластик, как и весь "новый" Брюссель (точнее, то, что я видел). Удивили какие-то полувоенные пластиковые ящики (тоже серые), стоящие у дверей каждого кабинета членов Европарламента. Какой-то набор для выживания? Оказалось, что это сундуки для переезда в Страсбург – Европарламент заседает в двух городах. Туда можно сложить то, что понадобится для работы и жизни, а потом это централизованно отвезут и разложат в том же порядке. Умно.

Теперь собственно о слушаниях. Владимир Линдерман, Юрий Алексеев, Александр Гапоненко и Вячеслав Титов принимали участие по Skype – невыездные. Как сказал Гедрюс, у Вячеслава вообще отобрали паспорт в виде "меры пресечения". А чо? Паспорт – собственность Литовской Республики…

Все мужики заметно нервничали – усталость от творящегося беспредела сказалась на всех. Слушал всех с большим вниманием, хотя, казалось бы, что они могут сказать нового мне, еженедельно отслеживающему их мытарства? Оказалось – много… А вот хорошего – мало.

Наручники
© CC0. pixabay
"Без особых причин для ареста": как в Латвии поддержат оппозиционера Палецкиса

Тщательнее всех подготовился Александр Носович, который совместно с Алексеем Ильяшевичем подготовил аналитический доклад (доступен по гиперссылке в интервью Митрофанова) "Политические репрессии и политические заключенные Прибалтики". Этот аналитический доклад я изучил по дороге домой и, хотя, на мой взгляд, аналитики там оказалось немного, доклад оказался ценен другим. Пафосом. Потому как я, например, погрязнув в юриспруденции, полностью разучился, как мне кажется, произносить страстные и зажигательные речи. Сердцевина доклада – события 13 января 1991 года в Вильнюсе и нынешнее судилище, которым литовский официоз пытается отстоять свой миф. Доклад долбит в одну точку: официальная версия событий, вознесенная в ранг закона, – ложь. А погибшие в ту ночь – чуть ли не обязательная для любого нацистского переворота сакральная жертва. Она же – грубая провокация.

О том, что подобные провокации – нацистские клише, – Юрий Алексеев:

"На Украине идут камланья – пятилетие "Небесной сотни". Всего пять лет прошло, далеко еще не все участники "евромайдана" впали в маразм, а лжи и фантазий вокруг этого события накручено – тонны. Порошенко договорился уже до того, что он якобы лично вытаскивал из-под пуль раненых. Я не шучу – он так сказал. Ото ж!

Мне жаль этих несчастных "небесных сотенцев". Большинство из них были – несмышленые овечки, попавшие под ритуальное заклание в процедуре "крещения кровью" нового украинского режима".

Массовые протесты в Брюсселе против миграционного пакта ООН
© РИА Новости
Свобода собраний в Европе: слезоточивый газ, водометы и аресты

Реакции на доклад Носовича и Ильяшевича не замедлили последовать.

Александр Носович: "Наконец-то стало интересно! Публичные слушания посетила официальный представитель Литвы в Европейском парламенте Виктория Урбанавичюте. Она пришла дать отпор "псевдоисследованию клеветника" и "российского пропагандиста" Александра Носовича. Ее аргументация: "Литва пережила десятилетия "брутальной оккупации", сегодня она имеет якобы высокие рейтинги соблюдения прав и свобод человека, а в России находится 195 политзаключенных. Так что посмотрите-ка сначала на себя, господин Носович из Калининграда, прежде чем очернять в своих агитках европейскую "демократическую" Литву!".

Г-жа Урбанавичюте также заявила, что национальные меньшинства в Литве практически как сыр в масле катаются. Я в таких случаях прошу показать доверенность. От национальных меньшинств. Нету? Тогда сиди и помалкивай.

Отметился и "Черный Карлис" Шадурскис, пребывающий ныне в кресле евродепутата: "В пятую годовщину Евромайдана "агенты Кремля" в Европарламенте "троллят свободу стран Балтии" и угодливо прислуживают политике, реализуемой Россией. Об этой "лживой" кампании я проинформировал всех депутатов группы Европейской народной партии, а также отправил письмо президенту Европарламента Антонио Таяни. Проинформировал и Службу госбезопасности".

Акция в поддержку Кирилла Вышинского у посольства Украины
© РИА Новости
Аресты, травля, угрозы расправы: каким опасностям подвергаются журналисты на Украине

И еще одна реакция: видео прямой трансляции слушаний на ленте Русского союза Латвии за первый час набрало 1000 просмотров.

Теперь о том, о чем говорил я. Поскольку в теме разбираюсь – был одним из соавторов исследования "Преследование правозащитников в Прибалтике". Мое выступление было адресовано прежде всего Евросоюзу, и говорил я поэтому по-английски.

Во-первых, пожурил Совет Европейского Союза за документ "Ensuring protection – European Union Guidelines on Human Rights Defenders" (с англ. "Обеспечивая защиту – Руководство Европейского Союза по правозащитникам"), который начинается с заявления о том, что защита правозащитников всегда была важной частью внешней политики ЕС. Господа хорошие, преследование правозащитников – это давно уже внутренняя проблема ЕС, просто вы ее в упор не видите.

Во-вторых, отметил, что говорить следует не о политическом преследовании, а о преследовании в уголовном смысле, как преступлении.

В-третьих, рассказал про "черные списки" и абсолютный произвол, который творят тут прибалтийские спецслужбы. И указал на Договор Европейского Союза, провозгласивший свободное передвижение людей, товаров и капиталов одним из приоритетов этой международной организации. И свобода передвижения, согласно этому договору, может быть ограничена только для предупреждения преступления.

Колючая проволока
© CC0. pixabay
Тюрьмы Латвии кричат по-русски: об арестах защитников русских школ Латвии

В-четвертых, указал на роль СМИ "мейнстрима" в деле преследования правозащитников. Никакой власти, кроме личного авторитета и репутации, у правозащитников нет. Согласно одному из принципов Европейского института омбудсменов, "омбудсмен хорош настолько, насколько он известен", из чего следует, что работа со СМИ – вынужденная обязанность правозащитника. Соответственно, СМИ "мейнстрима" делают все, чтобы, с одной стороны, всячески замалчивать работу правозащитников, а, с другой – подрывать их репутацию. Привел примеры "кооперации" этих "неполживых" СМИ со спецслужбами, когда в печать "утекают" данные из закрытого регистра наказаний, частная переписка и даже детали уголовных дел.

Гедрюс Грабаускас и Сергей Середенко на форуме " Политические преследования в странах Балтии " в Европарламенте
© Baltnews. Гедрюс Грабаускас
Гедрюс Грабаускас и Сергей Середенко на форуме " Политические преследования в странах Балтии " в Европарламенте

Когда слушания закончились, у меня была возможность лично поблагодарить наших евродепутатов за отличную работу. Политикам редко перепадают похвалы, так что – не скупитесь! Если заслужили, конечно. Эти – заслужили.

Так как до отъезда оставалась куча времени, то спросил у старожилов, что стоит посмотреть. Меня направили в расположенный в двух шагах от Европарламента Музей Европы. Сказали, что там есть советская стиральная машина.

По дороге в музей я прошел через сквер. Оценил иронию брюссельцев: страусы, прячущие свои головы в песок напротив Европарламента, – это стильно!

Митинг солидарности с политзаключёнными Александром Гапоненко и Владимиром Линдерманом у Рижской центральной тюрьмы 16 мая 2018 г.
© BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Журналист: арест Гапоненко – беспредел на уровне фашизма

Музей, в котором те же меры безопасности, что и (почти) везде, требует отдельного рассказа. Короткого, конечно. Никаких указателей и пояснений – все в планшете. И десятиминутная инструкция, как им пользоваться. Выбрал эстонский язык и выяснил, что эстонцы со своим rahvusriik уже добрались до Брюсселя. Планшет сам переключается на следующий этап экспозиции, стоит дойти до нее.

Из экспонатов, которых просто немного, меня заинтересовал Кодекс Наполеона и его переводы. И все. Потому как музей откровенно антикоммунистический. Периода нацизма в истории Европы не было вообще. Зато отдельная стена с экранами посвящена коллапсу коммунизма – от польской Солидарности до "балтийской цепи". Поэтому, наверно, музей бесплатный.

Дорога назад оказалась проще, и на границе меня никто не донимал. Может быть, потому, что прямо за мной вышагивал Тоомас Хендрик Ильвес. Хотя в последнем я не уверен.

#FREEPISKORSKI, Юрий Мель, Альгирдас Палецкис

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Сюжеты

Загрузка...